На главную страницу
 
Главная
О нас
Новости
Обсуждения
Обьявления
База знаний
Поиск
Карта сайта
Комментарии
Интервью
Аналитика
Рейтинги
Поиск по сайту

Обсуждения / Интервью / Интервью

Юрий Гришан: В этом году, кроме денег на увеличение уставного капитала, у комбината мы не взяли ни копейки

Версия для печати Версия для печати
25.10.2007 

Директор страхового общества «Ильичевское» Юрий Гришан: В этом году, кроме денег на увеличение уставного капитала, у комбината мы не взяли ни копейкиДиректор страхового общества «Ильичевское», принадлежащего меткомбинату им. Ильича, Юрий Гришан рассказал, что из-за министра транспорта социалиста Рудьковского компания потеряла ряд крупнейших страхователей.

– Социалисты провалили до-срочные парламентские выборы, что лишает лобби главного бизнесмена в рядах партии Владимира Бойко, контролирующего Мариупольский меткомбинат им. Ильича и все связанные с ним предприятия. Среди них — СК «Ильичевская» и СО «Ильичевское», которые вы возглавляете. Не боитесь, что станет труднее работать?

– Это событие вообще никак не отобразилось на наших страховых компаниях. Потому что мы никакого бизнеса на связях с социалистами не строили. Возьмем, к примеру, министра транспорта Рудьковского, социалиста... Вы думаете, он как-то нам помогал? Да никак! Более того, нас (страховое общество «Ильичевское»), как котят, «выбрасывали» из тендеров, проводимых Минтрансом, где мы, без сомнений, побеждали! Например, когда в 2005 году был объявлен конкурс по страхованию пассажиров «Укрзализныци» от несчастного случая, мы предложили 50% страховых платежей возвращать железнодорожной администрации для проведения превентивных мер (это было лучшее предложение среди всех участников тендера). А нам не то что официально отказали — даже не поблагодарили за участие в тендере! Другой пример — мы выиграли тендер по страхованию рисков Донецкой железной дороги. Даже страховой договор заключили. И вдруг я узнаю, что одна из известных страховых компаний, не буду ее называть, «автоматически» начала страховать риски этой железной дороги. А нас опять «выдворили» и даже в известность не поставили. Вот и судите, была ли помощь со стороны Соцпартии…

– А как у вас сейчас обстоят дела с участием в тендерах?

– Мы подаем заявки на участие в очень многих конкурсах. Но в большинстве случаев проигрываем. Как правило, оказывается, что нас там просто не ждут. Я как человек, который имел непосредственное отношение к написанию первых правил тендерных процедур, сильно удивлен тем, как в реальности проводятся конкурсы. Иногда складывается впечатление, что отдельные тендерные комитеты не чтят Уголовный кодекс совершенно.

– Кому лучше вас знать, как проводятся тендеры — вы не один год проработали в Фонде госимущества Украины. Оттуда и попали в страховой бизнес. Говорят, что председатель правления ММК Владимир Бойко пригласил вас создавать страховую компанию, потому что вы защищали закон, позволивший ему получить полный контроль над меткомбинатом...

– Я понимаю, о каком законе вы говорите — «Об особенностях приватизации ММК им. Ильича» (ранее 47 народных депутатов требовали признать его неконституционным и вернуть приватизированный пакет акций Мариупольского меткомбината в собственность государства.). Я могу вас уверить, что ни мой руководитель в то время в Фонде госимущества, ни Владимир Семенович (Бойко) не просили меня защищать интересы трудового коллектива комбината. Это была моя личная позиция. Таких предприятий, где акциями владеют тысячи рабочих, в развитых странах — той же Германии, например, — множество. Ведь это нормальный инструмент мотивации персонала.

В одном вы правы — приватизация ММК им. Ильича действительно сыграла большую роль в моей дальнейшей судьбе. Дело было так. Как-то я случайно встретился в фойе парламента с Владимиром Семеновичем и, пользуясь случаем, задал ему вопрос: «Почему, после того, как принят закон о негосударственном пенсионном обеспечении, вы не внедряете эту систему на своем комбинате? Я бы мог помочь». На что Бойко ответил: «В чем дело? Приходи и внедряй».

«Компанию оцениваю в 60-80 миллионов гривен»

– Вы пришли и вместо негосударственного пенсионного фонда создали страховую компанию. Почему так получилось?

– После глубокого анализа ситуации на ММК им. Ильича я предложил собственникам выбрать другой субъект негосударственного пенсионного обеспечения — компанию по страхованию жизни. Кроме того, меткомбинат уже работал с рисковой компанией (СК «Алькона») в области ДМС сотрудников. Но, владея страховщиком, можно оперативно устранять недостатки по обслуживанию клиентов. Поэтому было принято решение о приобретении рисковой компании.

– ММК им. Ильича купил харьковскую компанию «Страховая защита», на основе которой создали СО «Ильичевское». Кто до этого был ее собственником?

– Харьковский предприниматель Евгений Черняк. Я познакомился с ним, когда работал в Харькове и знал, что он не прочь продать контрольный пакет акций компании.

– Писали, что у вас с Черняком потом были серьезные расхождения в видении дальнейшего развития компании. Так ли это?

– Да. При Черняке «Страховая защита» была кептивной («карманной») компанией, то есть занималась тем, чем и сейчас занимаются многие страховые компании — «мойкой».

– Кто сегодня владеет акциями СО «Ильичевское»?

– Более 99% принадлежит ММК им. Ильича. Недавно мы провели вторую за год дополнительную эмиссию акций и приняли решение о последующем увеличении уставного капитала до 30 миллионов гривен.

– Вы лично являетесь акционером страхового общества?

– Да. Но у меня всего... одна акция. Ни я, ни собственники пока не поднимали вопрос об увеличении моей доли в компании. Впрочем, рано или поздно владельцы бизнеса приходят к пониманию того, что предложение пакета акций — это сегодня один из инструментов мотивации топ-менеджмента. Но сначала надо делом доказать, что ты этого достоин.

– Сколько сегодня, по вашей оценке, стоит СО «Ильичевское»?

– Трудно сказать — компания очень быстро капитализируется. Мы делали оценку по состоянию на 2006 год (компании тогда исполнился всего год) — оказалось, что СО «Ильичевское» стоит 30-40 миллионов гривен. Но за это время в два раза выросли доходы, ликвидные активы и, соответственно, выросла доходность компании за счет диверсификации портфеля, то есть стоимость бизнеса выросла более чем в два раза.

– Сколько в компанию уже вложил комбинат?

– Также сложно сказать. Нам дали начальный толчок. Вот это помещение (пятиэтажное здание по адресу ул. Саксаганского, 38-б в Киеве) — это собственность комбината. Помещение мы покупали по цене 2700 долларов за квадратный метр, а сейчас его стоимость — не менее 6000 долларов за квадрат. В этом году планируем купить еще одно помещение в Киеве — под центр продаж. Небольшое — квадратов на 100, не больше.

«У Бойко нет страховки жизни — из-за возраста»

– Вы говорили о неудачах в тендерах. Но один вы недавно выиграли — по комплексному страхованию компании «Украэрорух». И все равно столкнулись с неприятностями. Другой участник конкурса — страховая компания «Бусин» — обратилась в суд, оспаривая тендер. Вы являетесь ответчиком?

– Нет. В суд подали на «Украэрорух». «Бусин» оспаривает один из элементов тендерной процедуры, который, по мнению истца, она не выполнила. Но «Бусин» хочет доказать свою правоту в суде — это их право. Мы просто выступаем третьей стороной.

– Ваша компания серьезно занимается медицинским страхованием. Вы планируете, как, например, «Оранта», открыть свою частную клинику?

– Мы такой бизнес-план уже подготовили — планируем поэтапное внедрение медицинских центров с наиболее востребованным пакетом услуг. Теперь все зависит от решения наблюдательного совета.

– На сколько миллионов долларов «тянет» этот проект?

– Около 10 млн. гривен.

– Когда пойдете к Бойко с этим бизнес-планом?

– Будем подавать прямо сейчас. Но я вам скажу, как есть — в этом году, кроме денег на увеличение уставного капитала, у комбината мы не взяли ни копейки. Мы хотели показать, что больше не являемся кептивными, что мы самоокупаемы. Думаю, это удалось. Ведь 88% нашего чистого дохода — с рынка.

– Кто, кроме вас, страхует имущество ММК им. Ильича — домны, прокатный стан?

– Я вам честно скажу — его пока никто не страхует. Но мы постараемся убедить руководство в необходимости такой защиты и, естественно, будем претендовать на такого клиента. Правда, страховать имущество всего комбината — это бессмыслица. Поэтому я хочу предложить собственникам программу риск-аудита для комбината с тем, чтобы определиться, что нужно страховать, а что нет.

А сам Владимир Бойко застрахован у вас?

– Да, у него есть медицинская страховка, полис по страхованию имущества и автомобиля. Клиентом лайфовой компании он не является. По возрасту не подходит (Бойко сейчас 69 лет.).

– А вы?

– У меня — полный набор. Есть и договор страхования жизни, и медицинского страхования, и страхования имущества и автомобиля.

«У меня оранжевый пояс по киокушин карате»

– Говорят, вы увлекаетесь дайвингом. Для этого нужна особая страховая защита?

– Я застрахован по VIP- программе, которая включает и защиту при занятиях активными видами спорта. Я действительно люблю подводное плавание и уже «продвинутый» дайвер — прошел обучение в PADI (самой большой международной организации, которая обучает подводному плаванию). Кроме того, люблю горные лыжи. А еще я занимаюсь киокушин карате. Пока что у меня — оранжевый пояс с синей полосой, но в этом месяце буду сдавать на синий. Это пятая градация степени мастерства. Но до мастера мне еще далеко…

Источник:  Дело
URL интервью:  http://delo.ua/news/economic/interview/info-57937.html

«« Вернуться на первую страницу раздела



Администрация сайта не всегда разделяет мнение авторов чьи статьи размещены на ресурсе.
При использовании материалов сайта гиперссылка www.insurancebiz.org обязательна.
© 2006–2009 Ассоциация Страховой Бизнес